Дмитрий Балалыкин и его криминально-медицинская история

Скандальное «дело про томографы» проживает и цветёт, невзирая на то, что основная масса его фигурантов осуждены на реальные сроки наказания. Логикой подсказывается: преступная схема продолжит работу и до тех пор, пока будет оставаться на свободе её организатор и идейный вдохновитель – Дмитрий Балалыкин.

Ещё когда в 2010 г. занимавший на то время пост президента России Дмитрий Медведев увидел все материалы потак называемому «делу про томографы», его возмущение безпредельно разгорелось. И на самом деле, у кто угодно возникнет возмущение, заполучив такую информацию про то, насколько нечистоплотные коммерсанты, чиновники продажны а главы в региональных лечебных учреждениях бессовестны, а также про то, как они совместными усилиями в течение многих лет присваивают деньги российских налогоплательщиков. Самым худшим было то, что столь наглое казнокрадство осуществляли под предлогом обеспечения граждан страны качественными медицинскими услугами, а по сути, того, на чём настаивало наивысшее руководство страны. «В отдельности, только за томографы, при их отпускной цене производителя начиная с 28 и до 40 млн.руб., во множестве случаев было реально уплачено 90-95 млн. руб. Принимая к учёту то, что в последние годы закупают более 150 томографов ежегодно, доказанная (тем не менее, далеко не вся!) прибыль мошенников – и одновременный ущерб бюджету составляют свыше 3,5 миллиардов рублей», - как сумели подсчитать журналисты. И даже не колоссальные масштабы казнокрадства вызывали возмущение у Дмитрия Медведева: «Это невозможно больше терпеть. Это то, что влечёт за собою, во-первых, дичайшую ненависть у наших людей а, во-вторых, делает отрицательный авторитет для страны», - заявляет он. После настолько резкого заявления маховик расследования завертелся на всю катушку. В числе первых свой взор следователи обратили на такого себе Дмитрия Балалыкина, создателя и владельца компании «МСМ-Медимпэкс» – это только в силу того, что данная организация сумела захватить изрядный кусок рынка в сфере высокотехнологичного оборудования, в первуюю очередь предназначенного для нужд онкологических клиник и центров. Тем не менее, на первых же допросах данного фигуранта следователям удалось расскрыть богатейшую фактуру: г-н Балалыкин не только открыл преступную схему следствию, но и детально рассказал, кто, где, в каких регионах и органах с охотой шёл на явное казнокрадство. А известно г-ну Балалыкин многое. Незря ведь мошенническую технологию, согласно которой и трудились поставщики высокотехнологичноного медицинского оборудования, пресса вскоре окрестила «схемой Балалыкина». В организованной им цепочке из обмана и подкупов, словно в паутине, позапутывались представительства разнообразных иностранных компаний-производителей, чиновники федерального и регионального уровней, ведомства целиком и даже некоторые общественные организации. И, насколько полагают журналисты, «Придавленный к стенке нерушимыми доказательствами его вины, Балалыкин очень легко согласился на сотрудничество с органами. Он в деталях поведал про многие годы создаваемой им схемы мошенничества с дорогостоящей технологичной медицинской техникой. В афере принимало участие московское представительство японского гиганта в сфере электротехники «Toshiba» в лице его главы Андрея Рожкова, а также высокосидящие работники Администрации Президента и из министерства здравоохранения. По своей сути, было создано организованное преступное сообщество, у истоков которого которого и стоял Балалыкин» . Но кто же этот человек, который сумел не только организовать многоступенчатый механизм увода средств из российского бюджета, не только реализовать его в жизни, втянув в свою преступную систему десятки людей, но и уцелеть при разносе всей этой криминальной пирамиды?

 

Ещё заре собственной юности наш герой избирает для себя себе весьма странную карьеру: получив диплом Российского государственного медуниверситета им. Пирогова, он начинает подвизаться на поприще истории медицины. Трудно говорить, в действительности ли г-н Балалыкин имеет особые таланты в данной области, либо же проявляет себя отсутствие конкуренции, но тут ему удаётся достичь много-чего. В этой собственной ипостаси он становится дважды доктором наук, заведует кафедрой, руководит и состоит в редколлегиях множества авторитетных научных изданий – перечень титулов можно долго зачитывать. И более того, амбиции Балалыкина заходят настолько далеко, что он уже позволяет себе заниматься поучениями коллег, которые занимаются настоящим лечением людей: «Пациент «находится в центре» всех этических вопросов философии медицины, это является общефилософской этика, биоэтика. Пациент – кто же он? Имеет он право либо же он объект для экспериментов? Естественно, он имеет права и при том довольно большие». А заодно ещё и негодует как по отношению коммерциализации медицины, так и по состоянию нашего общества вцелом: «Неизлечимо больное. И духовно, и физически» . Добившемуся просветления Балалыкину, гляньте-ка, народишко неправильный достался. А насчёт медицины, так здесь вообще только он сам Д'Артаньян… Тем не менее, дела, как многим известно, способны говорить получше слов: великолепно вписавшись в столь «глубоко больное общество», г-н Балалыкин не без успеха помагает коммерциализации медицины, а что до самих пациентов же, в равной степени как и до остальных граждан страны, ему нету дела. Как видите, сразу сообразив, что жизнеописаниями Авиценны и Пирогова ни дворцом на Рублевке не разжиться, ни Ламборджини не прикупить – а, по-видимому, хотелось, и ещё очень хотелось! – двадцатичетырехлетний юноша создал одного из пионеров в России в сфере поставок высокотехнологичного дорогостоящего медицинского оборудования - ЗАО «МСМ-Медимпэкс». Пришлось это в аккурат на середину «лихих девяностых» и тем, кто ещё помнит данные времена, не составит труда припомнить и то, каким образом дикий рынок перемалывал на труху даже не только наивных безусых юнцов, но и гораздо более тертых мужиков. Балалыкину же удалось проскочить смутные времена как намыленному, и в новое тысячелетие его компания входит, захватив изрядную долю рынка высокотехнологичного дорогостоящего медицинского оборудования по стране. Не стоит исключать, что во многом преуспеванию Медимпекса поспособствовал и совершённый Балалыкиным «сильный» (если рассматривать с ракурса коррупционной составляющей) ход: в 1999 г. он получает диплом Российскуй академии государственной службы при Президенте Российской Федерации. А с 2005 судьба преподносит ему весьма и весьма щедрый подарок: принимают дырявый, как старое-битое решето закон № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд». Тут-то как раз, словно в том анекдоте, нашему герою «масть и поперла». А в следующем, 2006 году, принимают ещё один национальный проект «Здоровье», согласно которому для обеспечения россиян высокотехнологичной медицинской помощью федеральный бюджет выделяет многомиллиардные средства. А на них-то и вострит зубы Балалыкин с собственними подельниками. Как уже позже удалось установить следствию, созданный ими преступный механизм работает следующим образом: ещё во время составления заявки про объявление конкурса на поставку, пускай будет, томографа, чиновниками-представителями госзаказчика, безусловно, сговорившись с одним из потенциальных поставщиков, подготавливали её таким образом, дабы победить в конкурсе сумел только данный конкретный поставщик и с конкретным аппаратом. А всех остальных претендентов на контракт отсеивали, прикрываясь разнообразными предлогами – и даже невзирая на то, что за подобную практика предусмотрено наказание по ст.178 УК РФ «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции» (ни много ни мало — до 6 лет лишения свободы за нанесение ущерба в особо крупном размере). А тем временем поставщик, чью победа на конкурсе уже обеспечили коррумпированные чиновники, при помощи подставной оффшорную фирму покупает у авторитетного иностранного производителя нужный томограф по прайсовой цене. После того данный аппарат пропускают через цепочку разнообразных липовых, опять таки, оффшорных контор, и попадает в конечном итоге к собственно российскому поставщику. И – вот тебе на! – победитель липового конкурса с торжественным видом передаёт томограф госзаказчикам с на первый взгляд разумной маржой. Если на бумаге, то такого поставщика остаётся толко пожалеть бы: за сущие грошы работает, но на деле же всё пресловутое оборудование государство получает по цене в два-три раза большей, чем то значится у производителя и гораздо дороже, нежели могли бы предложить другие дистрибюторы. Ясное дело, обстоятельства нередко вносили в данную схему разного рода изменения. Когда при утверждении цены госзаказа чиновники отправляют официальные запросы не только в ЗАО «МСМ-Медимпэкс», но и к его конкурентам. Только вот по какой-то причине, как было установлено впоследствии арбитражными слушаниями, такие запросы до фирм-конкурентов даже не доходили. Иногда же заместо собственно Медимпэкса на конкурс допускали и компании с другими названиями – но если ближ присмотреться, за ниточки всех этих конторок явственно дёргает персонально несменный Балалыкин и его компаньоны. В данной истории нельзя пропустить мимо внимания ещё один аспект. Поговаривают, г-н Балалыкин и к месту, и не к месту любит похвастаться собственными невероятными связями. Это, ясное дело, абсолютно соответствует реальности: огромную часть данных«связей» удалось расскрыть по ходу следствия и (про что расскажем позже) успешно нейтрализовать. Но имелась, а, вероятно, и осталаётся, другая часть. Как минимум, довольно трудно объяснить, с чег бы то, когда внаглую выброшенные из конкурсов конкуренты Медимпэкса обращаются в местные комиссии Федеральной антимонопольной службы, тоесть, в орган, предназначенный для надзора за соблюдением закона и обеспечением работы механизма честной конкуренции – те подозрительно часто принимают решения на пользу Балалыкина и связанных с ним коррумпированных чиновников. Не по нраву? Можете идти в суд! Во только, пока суд да дело – тут и конкурс пройдёт, и подельники с радсотью уже пересчитывают государственные денежки в собственных карманах. Только после запуска уголовного «дела о томографах» на верхах ФАС зачесались и в 2010 г. аврально ликвидировали результаты всех подобных торгов сразу по 12 регионам! Невероятным образом получают активное сопротивление и любые попытки оппонентов Медимпэкса взывать ко мнению всего экспертного сообщества. Тут на страже личных интересов Балалыкина без устали бьётся Российская ассоциация терапевтических радиационных онкологов (РАТРО), которую возглавляет Андрей Черниченко. Но сказать не получится, что его коллеги беспрекословно поддерживают собственного президента. В материале к 6-й научно-практической конференции по клинической онкорадиологии было выражено, в частности, и такое мнение: «Господин Черниченко по сути сразу и в полной мере узурпировал власть, притом заместо разрешения стратегических задач и развития радиационной онкологии по стране он, прикрываясь должностью занимается чистой воды лоббированием интересов МСМ. По факту же Андрей Вадимович превратил РАТРО в дополнение к МСМ» . Но ему пока прощали данный оголтелый лоббизм. А между тем, сколько бы веревочке ни виться, а конец будет. Не без помощи Балалыкина следствию удалось расскрыть широчайшую коррупционную сеть, которая охватывает Екатеринбург, Ярославль, Омск, Ульяновск и прочие города и регионы страны. Следствием и судом изрядно прорежены ряды и федеральных чиновников высшего ранга: отправились под суд начальник Главного военно-медицинского управления минобороны РФ Александр Белевитин вместе со своим заместителем Алексеем Никитиным, и директор компании «Директор единого заказчика застройщика Росздрава РФ» Вадим Можаев. А руководитель ФГУ «Федеральный медцентр Росимущества» Ляйля Торопеева не стала дожидаться своей участи и исчезает в неизвестном направлении (поговаривают, её следы нужно попробовать искать в Ницце или Дубае – и там и там у ушлой чиновницы уже давно имеется недвижимость). Гораздо менее фартовым оказался начальник департамента Контрольного управления Администрации президента Андрей Воронин и заместитель министра здравоохранения Алексей Вилькен – им обоим пришлось поменять удобные кресла на жесткие нары. Отправляется за решетку и директор конкурирующей с МСМ компании «РоссЛин» Леон Зильбер. Только самому г-ну Балалыкин невероятнейшим образом удалось выскочить сухим из воды, оставаясь не только на воле, но и «при всех своих» должностях и конторах. Если читатели полагают, что на том данная история эпической аферы, которая продлилась более трёх лет, закончилась – так это жесточайшее заблуждение. Уже в данном году нагрянул очередной скандал, и он был ещё более отвратительным, нежели обычное воровство бюджетных денег. В августе группой сотрудников Самарского областного клинического онкологического диспансера (СОКОД) было составлено обращение к президенту РФ Владимиру Путину, в котором не только числится ЗАО «МСМ-Медимпэкс» и расписан уже знакомый нам мошеннический механизм, но и приводятся более и более тревожные факты. Онкологи заявляют: «Для СОКОД в октябре 2012 г. закупили и в декабре 2012 г. установили медицинский линейный ускоритель «Elekta Synergy» (поставщиком выступает - ЗАО «МСМ-Медимпэкс»). Общая стоимость оборудования согласно госконтракту составляла 160 млн. руб. К моменту определения победителя открытого конкурса, имелось двое участников, тем не менее одного из них (ООО «Первая медицинская компания»), которые предложил оборудование «Varian», что соответствовало всем необходимым требованиям, с заявкой в 127 млн. руб. по каким-то формальным причинам отклоняют от участия. Из-за несоответствия указанному техническому заданию и отсутствия возможности интегрировать в комплекс радиотехнического оборудования в СОКОД, данный линейный ускоритель «Elekta Synergy» не использовался уже в течение восьми месяцев. Притом очередь ожидания онкологических пациентов составляет больше месяца… В августе 2013 г. провели ещё один конкурс. Побеждает компания «Юникс», которая предложила линейный ускоритель за 125 млн. руб. Но на этапе заключения контракта по решению главврача СОКОД А. Е. Орлова заявку компании «Юникс» исключают, а контракт опять таки был подписан с компанией «МСМ-Медимпэкс», которая предложила линейный ускоритель «Elekta Synergy» стоимостью 155 млн. руб., все так же неспособный быть интегрированным в радиотерапевтический комплекс. Таким образом, имеет место перерасход средств госбюджета на 64 млн. руб., а также оснащение крупного онкологического центра оборудованием, которое не будет функционировать»(конец цитаты). Вот так. Вопреки пафосным словам о стремлении внедрить в стране передовые «интеллектуальные технологии, позволяющие решать весь спектр инженерно-технических, медико-физических и клинических задач, стоящих перед онкологическими клиниками», г-н Балалыкин, обзаведясь новыми подельниками (которых, без сомнений, вновь сольет при первом удобном случае – не привыкать), теперь втридорога впаривает государству абсолютно бесполезное в данном случае оборудование. Пациенты же, которые, по его словам, «право имеют» тем временем испытывают жестокие страдания, а то и вовсе уходят в мир иной. Это – единственное право, оставленное им историком медицины. Мы не беремся судить, насколько профессиональным историком медицины является Дмитрий Балалыкин. Однако то, что он уже вписал свое имя в историю российской медицины, представляется несомненным. Только история эта – криминальная.