Кто же автор украинского этического кодекса врача?

Произошли вполне прогнозируемые события: 27 сентября 2009 г . в Евпатории на очередном съезде Всеукраинского врачебного общества утвердили проект этического кодекса украинского врача (далее — Кодекса). Механизм был запущен и, как полагается в лучших традициях нашего недавнего прошлого, если документ вынесен на обсуждение, то он будет «проголосован». За две недели до этого события в Интернете на сайте Всеукраинской экспертной сети «Эксперты Украины» было опубликовано мое открытое письмо к съезду (http://experts.in.ua/baza/analitic/index.php?ELEMENT_ID=43857). В этом письме я представил достаточно детальную критику проекта обсуждаемого Кодекса. Совершенно очевидно, что отдельные участники и организаторы съезда не могли не знать о моем письме, но в соответствующей дискуссии организаторы съезда не приняли во внимание мою критику.

Оставим на время культуру принятия согласованных решений — всем нам еще долго надо этому учиться. Сейчас важно, чтобы рядовой врач разобрался в сути Кодекса, который планируется утверждать в лечебных учреждениях регионов. Популярное национальное медицинское издание «Новости медицины и фармации» предложило сделать републикацию моего электронного письма к съезду. Я поддержал эту идею. Так в семнадцатом номере НМФ за этот год появилось мое письмо к десятому съезду Все­украинского врачебного общества. Нынче врачи мало читают — нет мотивации, но эту публикацию пропустили немногие мои коллеги. Еще никогда я не получал такой поддержки моих идей: все без исключения коллеги соглашались с абсурдностью ряда положений Кодекса. Конечно, на это письмо отреагировали и авторы Кодекса.

В газете «Ваше здоровье» (№ 48 от 04.12.09) была опубликована небольшая заметка вице-президента СФУЛТ академика АМН Украины Л.А. Пырига.

На мой взгляд, эта заметка в значительной степени посвящена форме, а не содержанию моей критики — это простой и надежный прием увести внимание аудитории от сути обсуждаемого документа. Мой оппонент категорически заявляет: «Деякі критичні зауваження автора листа можна би обговорити, піддати дискусії, але більшість з них неприйнятні...» Хотелось бы узнать, для кого неприемлемы мои замечания по Кодексу? Ответ на этот вопрос можно получить в результате анализа состава многочисленных членов оргкомитета съезда по рассмотрению Кодекса (приложение к приказу МЗ Украины № 294 от 30.07.2009).

В составе этой комиссии — ректоры, директора, заместители, начальники управлений, председатели, главные специалисты МЗ Украины и прочие начальствующие чины. Именно эта группа обеспечила результаты «единогласного голосования» на съезде.

С другой стороны, я и мои коллеги никому не делегировали полномочия представлять наши интересы на съезде.

Уважаемый академик сетует на то, что я не принял участие в предварительном обсуждении Кодекса. А разве можно всерьез воспринимать и обсуждать этот Кодекс? Как заметил один участник форума, это кодекс «украинского медицинского раба». Достаточно напомнить один абсурдный пункт обсуждаемого документа (п. 2.6.): «В державних та комунальних лікувально-профілактичних установах лікар надає пацієнтам медичну допомогу безкоштовно в межах фінансування, виділеного цій установі». То есть если завтра чиновники «ці межи» еще больше сузят, то и тогда врач будет обязан работать бесплатно. Напомню уважаемым академикам, директорам и прочим начальствующим чинам, что в настоящее время заработная плата врача в Украине соответствует примерно 1/200 части оплаты труда врача развитой страны (Нидерланды), а потребительские корзины все более уравниваются в цене. Причем если в стране с демократическими принципами устройства врач — это один из наиболее высокооплачиваемых служащих, то в нашей стране государство буквально «опустило» социальный статус врача ниже всяких мыслимых границ.

По заключениям независимых экспертов ЕС, для своего выживания врач вынужден незаконно добавлять к своей официальной зарплате еще эквивалент таких девяти зарплат из личных средств пациента.

О какой этике врача можно говорить в условиях таких жутких нравов, с которыми смирилось все общество?

Именно в этом проблема своевременности постановки вопроса. Общество разделено. Одна часть общества живет сладко и уютно, пытаясь манипулировать другой частью общества, которая бедствует и работает за гроши. Попробуйте, уважаемый читатель, угадать, к какой части общества относится оргкомитет съезда по рассмотрению Кодекса, а к какой — практикующий врач.

Пускай эти мои замечания оценят сами врачи. В дискуссии я буду настаивать, чтобы создатели Кодекса на «неудобные замечания» предоставили конкретные ответы. Особый вопрос — вопрос авторства отдельных положений Кодекса, таких как п. 2.6. Пока я не получил ответы на вопросы.

В контексте обсуждаемого Кодекса давайте обратимся к тем вопросам, которые полностью находятся в поле компетентности уважаемого оппонента — главного редактора украинского варианта перевода современного учебника по врачебной этике (http://sfult.org/MedicalEthicsManual_Ukrainian.pdf). В этом учебнике кроме сочувствия и автономности выделена еще одна главная добродетель врача — компетентность. Что такое компетентность в современном медицинском мире? Это прежде всего владение принципами современной научно обоснованной медицинской практики, которую часто обозначают не вполне точным термином «доказательная медицина». Эта тема является предметом нескольких десятков моих аналитических публикаций, которые доступны на авторском сайте (http://www.vkp.dsip.net). В результате этих исследований показано, что в Украине отсутствуют программы обучения врачей современным принципам научно обоснованной медицины, а практика научных исследований характеризуется крайне низким уровнем. Возникает вопрос: почему этими вопросами занимается практикующий врач (К.П. Воробьев), а не академик (Л.А. Пыриг), который имеет гораздо больше возможностей решить эти проблемы и который по своему статусу отвечает за эти вопросы в стране? Что сделали медики — представители высшего уровня медицинской научной элиты для того чтобы поднять рейтинг украинской клинической науки, обеспечить соблюдение современных стандартов публикационной практики (http://www.umj.com.ua/archive/63/pdf/7_rus.pdf)? Почему в стране происходит «остепенение» несостоятельных ученых, докторские диссертации которых не выдерживают элементарной критики (http://www.kkn0.narod.ru/)? Осмелюсь заявить, что элита нашей клинической науки бездействует в этих вопросах, несмотря на очевидность проблем и путей их решения. Так что предлагаю, уважаемый Любомир Антонович, вначале навести порядок в Вашем доме — национальной медицинской науке.


Источник: “http://www.mif-ua.com/archive/article/10890”